Какой срок исковой давности по возмещению вреда имуществу? — Адвокат в Самаре и Москве — представительство в суде и юридические услуги

Исковая давность — это установленный законом срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.
Необходимо различать два понятия иска: иск в материальном и иск в процессуальном смыслах.
Возможность принудительного осуществления нарушенного субъективного гражданского права называется правом на иск в материальном смысле.

Это право связано со сроками исковой давности, с истечением которых по заявлению ответчика утрачивается возможность принудительного осуществления субъективного права.
Право обратиться в суд за защитой нарушенного субъективного права или охраняемого законом интереса называется правом на иск в процессуальном смысле.

На это право исковая давность не распространяется, и подача искового заявления никакими сроками не ограничена.
Отсутствие права на иск в материальном смысле может явиться основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, но не для отказа в принятии искового заявления.

Требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом, арбитражем или третейским судом независимо от срока исковой давности.

Общий срок исковой давности устанавливается в три года.

Для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком.
Сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон.
Требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности.
Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.
Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.
Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения.
По обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока. По регрессным обязательствам течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства.
Перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Течение срока исковой давности приостанавливается:

  1. если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила);
  2. если истец или ответчик находится в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение;
  3. в силу установленной на основании закона Правительством Российской Федерации отсрочки исполнения обязательств (мораторий);
  4. в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение (ст. 202 ГК РФ).

Течение срока исковой давности приостанавливается при условии, если указанные обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока давности.
Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основанием приостановления давности, течение ее срока продолжается.

Остающаяся часть срока удлиняется до шести месяцев, а если срок исковой давности равен шести месяцам или менее шести месяцев — до срока давности.
Течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

После перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок (ст. 203 ГК РФ).
Если иск оставлен судом без рассмотрения, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается в общем порядке.

Если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения; время, в течение которого давность была приостановлена, не засчитывается в срок исковой давности.

При этом если остающаяся часть срока менее шести месяцев, она удлиняется до шести месяцев (ст. 204 ГК РФ).
В исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите.

Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока давности (ст. 205 ГК РФ).

Должник или иное обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности.
С истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.п.).

Исковая давность не распространяется на:

  1. требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом;
  2. требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов;
  3. требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска;
  4. требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения;
  5. другие требования в случаях, установленных законом (ст. 208 ГК РФ).

Возмещение вреда, причиненного преступлением

(Окончание. Начало в №2, №3, №4 · 2018)

ВОПРОСЫ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ ПО ДЕЛАМ О ВОЗМЕЩЕНИИ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

Верховным Судом Российской Федерации недавно было принято Постановление от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

Однако в нем вопрос о правилах исчисления исковой давности по гражданским искам, предъявленным в рамках уголовных дел или по их итогам даже не был затронут, хотя в практическом отношении является очень актуальным.

Незатронутым оказался также весьма актуальный вопрос о начале течения исковой давности по требованиям о возмещении вреда, причиненного преступлением.

            Здесь необходимо отличать несколько разных ситуаций с точки зрения процесса.

            Во-первых, потерпевший может предъявить к лицу, причинившему вред, или лицу, ответственному за действия причинителя вреда, самостоятельный гражданский иск, не дожидаясь того, будут ли действия причинителя вреда признаны уголовным преступлением и будет ли вообще возбуждено уголовное дело по этому поводу.

            Гражданский иск, предъявленный в обычном порядке, рассматривается судом по правилам гражданского судопроизводства с распределением между сторонами бремени доказывания в соответствии с гражданским и гражданско-процессуальным законодательством.

Вина причинителя вреда, а равно противоправность его действий (бездействия) при этом предполагаются.

Соответственно, для освобождения от ответственности ответчик должен доказать отсутствие своей вины (кроме случаев, когда ответственность наступает независимо от вины) или свою управомоченность на причинение вреда.

            Возбуждение уголовного дела по факту причинения вреда, если в действиях причинителя вреда просматривается состав преступления, по общему правилу, не оказывает влияния на судьбу предъявленного гражданского иска, который рассматривается в обычном порядке, то есть независимо от возбужденного уголовного дела. Соответственно, возбуждение уголовного дела не оказывает в данном случае какого-либо влияния на исковую давность.

            Однако если суд придет к выводу о невозможности рассмотрения гражданского иска потерпевшего до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве, то он обязан приостановить производство по делу (абзац пятый статьи 215 ГПК РФ, часть 1 статьи 143 АПК РФ).

            После вступления приговора в законную силу суд возобновляет рассмотрение гражданского иска.

При этом факты, установленные в уголовном производстве, в соответствии с частью 4 статьи 61 ГПК РФ (частью 4 статьи 69 АПК РФ) приобретают для суда, рассматривающего гражданский иск, преюдициальное значение, как уже указывалось в статье, по двум вопросам: (a) имели ли место определенные действия и (б) совершены ли они определенным лицом.

            Таким образом, у потерпевшего, который узнает о вредоносных действиях третьего лица, независимо от того, содержат ли эти действия признаки состава преступления или нет, появляется право предъявить обычный гражданский иск в порядке гражданского судопроизводства.

Появление такого права закон никак не связывает с преследованием ответчика в уголовно-правовом порядке. Само же предъявление иска означает, что исковая давность началась, в противном случае было бы невозможно предъявить иск.

Начало течения исковой давности при этом будет определяться на основании пункта 1 статьи 200 ГК РФ, то есть со дня, когда потерпевший узнал или должен был узнать о нарушении своего права и причинителе вреда.

            Иначе говоря, если защита прав осуществляется безотносительно к уголовно-правовой квалификации и потерпевший предъявляет иск именно в гражданско-правовом порядке, начало течения исковой давности действительно определяется на основании общего правила, предусмотренного пунктом 1 статьи 200 ГК РФ.

            Во-вторых, лицо, которому преступлением причинен имущественный вред, вправе предъявить гражданский иск в уголовном деле.

            Соответственно, гражданский иск может быть предъявлен с момента возбуждения уголовного дела до окончания судебного разбирательства в суде первой инстанции. Поэтому для гражданского иска, предъявляемого в рамках уголовного дела, началом течения исковой давности может считаться момент возбуждения уголовного дела.

            В-третьих, потерпевший вправе предъявить гражданский иск о возмещении причиненного ему преступлением вреда, опираясь на итоги рассмотрения уголовного дела.

            Гражданский иск по итогам уголовного дела предъявляется в соответствии с правилами гражданского судопроизводства и рассматривается в обычном порядке, но с учетом преюдициального значения обстоятельств, установленных приговором суда по уголовному делу.

            Такой гражданский иск может быть предъявлен в течение трех лет с момента вступления приговора по уголовному делу в законную силу. Иными словами, считается, что в данном случае исковая давность начинает свое течение только с момента признания в установленном законом порядке действий причинителя вреда преступлением.

Читайте также:  Соцработник по уходу за пожилыми людьми: как оформить в 2019 году? кому положен?

            Российское законодательство не содержит специальных правил о начале течения срока исковой давности по гражданско-правовым требованиям лиц, чьи права нарушены совершением преступления, поэтому, казалось бы, в рассматриваемом случае должно применяться общее правило о начале течения исковой давности, предусмотренное пунктом 1 статьи 200 ГК РФ.

            Этот вывод подтверждается также положением, закрепленным в абзаце втором пункта 2 статьи 204 ГК РФ (в редакции от 1 сентября 2013 года), о том, что если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения. (До 1 сентября 2013 года данное правило было сформулировано немного иначе: если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения; время, в течение которого давность была приостановлена, не засчитывается в срок исковой давности. При этом, если остающаяся часть срока менее шести месяцев, она удлиняется до шести месяцев (абзац второй пункта 2 статьи 204 ГК РФ)).

            Из приведенной нормы с достаточной очевидностью следует, что общее правило пункта 1 статьи 200 ГК РФ о начале течения исковой давности распространяется и на случаи, когда гражданские права нарушаются посредством деяний, которые в будущем потенциально могут быть признаны преступлениями. Напротив, какой-либо связи начала течения исковой давности по гражданскому иску с уголовно-правовой квалификацией содеянного из данной нормы не прослеживается.

            Более того, сама конструкция гражданского иска в уголовном деле основывается на том, что течение исковой давности по такому иску начинается до вынесения приговора, так как в противном случае предъявление иска в уголовном деле было бы невозможно.

            При этом подход российских судов к вопросу о начале течения исковой давности в случаях, когда гражданский иск предъявляется в рамках уголовного дела или по его итогам, существенно отличается от тех выводов, которые могут быть сделаны на основе буквального толкования норм статей 200 и 204 ГК РФ.

Как показывает сложившаяся судебная практика, в этих случаях гражданско-правовые иски при наличии соответствующих оснований удовлетворяются безотносительно к сроку исковой давности, несмотря на то, что сами преступления, которыми потерпевшим был нанесен тот или иной урон, были совершены задолго до предъявления иска.

Неизвестно ни одного судебного решения, которым было бы отказано в иске о возмещении вреда, причиненного преступлением, по причине пропуска срока исковой давности, если иск был предъявлен в течение трех лет с момента вступления приговора по уголовному делу в законную силу (см.

: Особенности исчисления начала течения исковой давности, если вредоносные действия являются одновременно преступлением (Сергеев А.П., Терещенко Т.А.) («Арбитражные споры», 2014, № 4)).

            В завершение вопроса об исковой давности по делам о возмещении вреда, причиненного преступлением, необходимо указать, что пункт 9 упомянутого Постановления № 43 посвящен исковой давности по требованиям о возмещении вреда, причиненного в результате террористического акта. Появление данного пункта обусловлено наличием в законе (п. 2 ст.

196 ГК РФ) специального указания на то, что предельный десятилетний срок исковой давности не распространяется на требования о возмещении вреда, причиненного данным преступлением.

Верховный Суд РФ путем простых логических рассуждений пришел к вполне обоснованному выводу о том, что на требования о возмещении вреда, причиненного в результате террористического акта, исковая давность вообще не распространяется.

ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ, ДЛЯ ПОТЕРПЕВШИХ И ДЛЯ ЛИЦ, СОВЕРШИВШИХ ПРЕСТУПЛЕНИЕ

Разрешение исков о возмещении имущественного ущерба и (или) компенсации морального вреда, их реальное исполнение либо добровольное возмещение вреда совершившими преступление (без разрешения соответствующего иска) для потерпевших означает устранение преступных последствий, восстановление нарушенных гражданских прав, что, безусловно, не означает автоматического окончания уголовного преследования совершивших преступление. Последнее слово здесь всегда за государством, за его правоохранительными и судебными органами.

            Именно они призваны также всячески стимулировать возмещение вреда от преступных действий с целью устранения преступных последствий.

Выполнению указанной задачи может в значительной степени способствовать установление в законодательстве стимулирующих процедур, побуждающих осужденных возместить причиненный преступлением вред в обмен на снижение срока или размера назначенного наказания.

            Действующим УК РФ уже предусмотрен целый ряд таких мер. Например, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, является смягчающим обстоятельством, причем это обстоятельство выделяется из других смягчающих обстоятельств повышенным поощрительным потенциалом (ч. ч. 1, 2 ст. 62 УК РФ).

            Полное или частичное возмещение осужденным вреда, причиненного преступлением, в размере, определенном решением суда, является обязательным условием для отмены условного осуждения и снятия с осужденного судимости (ч. 1 ст.

74 УК РФ), а также для условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (ч. 1 ст. 79 УК РФ) и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ч. 1 ст. 80 УК РФ).

Необходимо особо подчеркнуть, что такая обязательность введена лишь недавно.

            По действующему УК РФ возмещение причиненного преступлением вреда является необходимым условием для освобождения от уголовной ответственности: в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ); в связи с примирением с потерпевшим (ст.

76 УК РФ); по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ст. 76.1 УК РФ). Однако далеко не все обвиняемые имеют право на освобождение по указанным основаниям даже при полном возмещении вреда, причиненного преступлением, поскольку это не единственное обязательное условие для освобождения.

Названные поощрительные нормы применяются к лицам, впервые совершившим преступление.

            При постановлении обвинительного приговора и назначении наказания, в том числе условного осуждения, возмещение вреда учитывается в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Вместе с тем пределы этого учета формализованы в уголовном законе лишь в случае отсутствия отягчающих обстоятельств: срок или размер наказания не могут превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ (ч. 1 ст. 62 УК РФ).

            Федеральным законом от 3 июля 2016 года № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» в УК РФ введен институт освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК РФ).

В УПК РФ тем же Законом введено новое основание прекращения уголовного дела или уголовного преследования – прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа (ст. 25.1 УПК РФ). При этом виновный должен возместить причиненный преступлением ущерб или иным образом загладить причиненный преступлением вред.

            Подытоживая сказанное, необходимо указать, что существующая в настоящее время правовая регламентация вопросов, связанных с возмещением вреда, причиненного преступлением, и с рассмотрением гражданского иска в уголовном процессе, явно недостаточна.

Уголовно-процессуальное и иное связанное с ним законодательство, порядок учета результатов рассмотрения уголовных дел в части ответственности должностных лиц правоохранительных органов и суда за обеспечение прав потерпевшего требуют дополнений и изменений.

            Будем надеяться, что изменения к лучшему – впереди.

МИХАИЛ СЛЕПЦОВ, АДВОКАТ, УПРАВЛЯЮЩИЙ ПАРТНЕР АДВОКАТСКОГО БЮРО «СЛЕПЦОВ И ПАРТНЕРЫ», КАНДИДАТ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ЮРИСТ РФ

             Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное  решение» выпуск № 05 (187) дата выхода от 21.05.2018.

Практика применения сроков давности

Анализ судебной практики показал, что сложностей с определением начала течения срока исковой давности у судов не возникает, так же как и с определением правоотношений на которые распространяется срок давности.

Общие положения о началах течения сроков давности

Вместе с тем, Верховный Суд не дает толкования, что следует понимать под событием, характеризующим начало течения срока давности (нарушение права), а так же под событием, которое свидетельствует о том, что лицо узнало или должно было узнать, кто является надлежащим ответчиком по иску (ч. 1 ст. 200 ГК РФ). Вероятно, это связано с тем, что нарушение права и установление надлежащего ответчика – вещи весьма индивидуальные, которые невозможно обобщить конкретными примерами.

Такой порядок вещей дает достаточно большой простор в определении линии защиты.

Поскольку доказыванию подлежат обстоятельства на которые ссылается сторона в гражданском или арбитражном процессе, ответчик может быть существенно ограничен в возможности доказать момент начала течения срока давности.

В то же время, показания истца о моменте начала течения срока давности, могут быть приняты судом за отсутствием иных доказательств.

Второй пункт Постановления Пленума № 43 посвящен вопросам применения сроков давности в отношении несовершеннолетних. Поскольку дееспособность несовершеннолетнего ограничена, законодатель связывает начала течения срока давности с моментом, когда законный представитель (в т.ч. орган опеки и попечительства) несовершеннолетнего узнал или должен был узнать о нарушении права.

Верховный Суд несколько расширил возможность применения положений статьи 205 ГК РФ в отношении восстановления сроков давности применительно к несовершеннолетним.

Читайте также:  Удержания из пенсии в 2021 году: сколько могут удерживать судебные приставы, как минимизировать

Примечательно, что доказав ненадлежащее исполнение законным представителем обязанностей за последние шесть месяцев до окончания срока давности возможно указанный срок восстановить.

Более того, основанием для восстановления среди прочих является неграмотность, к которой Верховный Суд относится весьма скептически и в некоторых других разъяснениях (в частности по делах о наследовании) указывает, что неграмотность не является уважительной причиной для восстановления пропущенного срока.

Разумеется, доказывание факта ненадлежащего исполнения обязанностей представителя – довольно сложная задача. Показания истца в отношении его неграмотности в виду малолетнего возраста, а так же на ненадлежащее исполнение родителями своих обязанностей не влечет восстановление пропущенного срока.

Частные случаи

Применяя указанные разъяснения, 16 октября 2015 года Якутский городской суд Республики Саха (Якутия) решением по делу № 2-11244/2015 применил сроки давности в отношении иска, связанного с правом на приватизацию жилья.

По данному делу был заявлен иск, направленный на исключение истца из числа участников приватизации. Такое необычное требование было заявлено в целях использования права на приватизацию повторно, — с учетом положений ФЗ «О статусе военнослужащих».

В указанном решении суд пришел к выводу, что оснований для восстановления сроков исковой давности нет, поскольку истец не предоставил суду доказательств ненадлежащего исполнения обязанностей законным представителем, а так же не доказал факт заблуждения в силу малолетнего возраста. Применение сроков давности по заявлению ответчика стало одним из оснований для отказа в иске.

Течение сроков давности для юридического лица определяется по общим правилам. Верховный Суд обращает внимание судов, что исковая давность при ликвидации начинает течь для юридического лица не с момента, когда о нарушении стало известно ликвидатору или комиссии.

Положения пункта 1 и пункта 3 Постановления Пленума № 43 по иску Корпорации «Майкрософт» и Аутодеск, Инк. к физическому лицу использовал Хостинский районный суд г. Сочи Краснодарского края 13 октября 2015 года по делу № 2-2434/2015.

Отказывая в удовлетворении требований о возмещении вреда, причиненного преступным использованием программного обеспечения, суд установил, что истец узнал о нарушении своего права не с момента постановления приговора в отношении ответчика, а с момента дачи показаний представителем истца по уголовному делу.

Данная позиция вызывает интерес в контексте статьи 49 Конституции, поскольку до постановления приговора лицо считается невиновным, что может характеризовать его в качестве ненадлежащего ответчика, если приговор будет оправдательным или его вина не будет доказана (например, будет установлен иной субъект преступления).

Общие правила о начале течения срока давности связанного с первоначальным правообладателем распространяются не только на физические и юридические лица.

Верховный Суд так же обращает внимание, что сроки давности по искам публично – правовых образований, органов государственной власти, местного самоуправления в порядке сингулярного или универсального правопреемства не переходят к новым правообладателям (п. 4, 5, 6 Постановления Пленума № 43).

Верховный Суд так же обращает внимание на нерушимость права собственности, установленную конституцией. Любые нарушения права собственности должны быть устранены судами независимо от того, в какой период лицо обратилось за защитой своего нарушенного права.

Это связано с тем, что сроки давности, на такие требования не распространяются (ст. 208 ГК РФ).

В качестве примера можно привести нарушение границы участка смежными землепользователями.

Красноярский районный суд Самарской области 27 ноября 2015 года по иску о признании результатов межевания недействительным установил, что в результате проведения кадастровых работ было допущено наложение, что повлекло нарушение права собственности. Удовлетворяя иск, суд не применил сроки давности по заявлению ответчика, ссылаясь на пункт 7 Постановления Пленума 43, статью 208 ГК РФ.

Порядок применения сроков давности

Второй раздел Постановления Пленума № 43 регулирует вопросы, возникающие при реализации применения сроков исковой давности.

Пунктом 2 статьи 199 ГК РФ установлены жесткие ограничения в отношении процедуры применения сроков давности. В соответствии с законом лишь истец и ответчик наделены правом применять сроки давности в процессе.

Бремя доказывания обстоятельств пропуска сроков давности лежит на сторонах процесса.

При этом, в деле, где сторон несколько, основанием для отказа в иске по мотивам пропуска срока служит заявление каждого соответчика (например, солидарное взыскание задолженности).

Исключение составляют лишь случаи, когда требования истца не могут быть удовлетворены за счет других соответчиков (например, в споре об истребовании транспортного средства).

Верховный Суд несколько расширяет положения пункта 2 статьи 199 ГК РФ, предоставляя право третьему лицу делать заявления о применении сроков давности, которое может служить основанием для отказа в иске.

Мотивируя свое разъяснение, Верховный Суд ссылается на то, что права третьего лица могут быть нарушены удовлетворением иска с пропуском срока давности, если ответчик не заявит ходатайство о применении срока давности.

В качестве примера суд приводит регрессные требования (страховые споры).

Вместе с тем, статья 199 ГК РФ ограничивает право на применение сроков исключительно сторонами спора, которыми являются истец и ответчик (ст. 38 ГПК РФ, ст. 44 АПК РФ). Третье лицо стороной не является. Учитывая столь явные расхождения, вероятнее всего следует ожидать изменения процессуального закона.

Характерно, что закон не наделяет суд полномочиями самостоятельно применять сроки давности. С данным положением суды не всегда соглашаются. Например, 02 ноября 2015 года Красноперекопский районный суд Республики Крым отказал в удовлетворении иска по делу № 2 – 1644/2015 по мотивам применения сроков давности, о которых ни одна из сторон спора не заявляла.

Заявление ходатайства о применении сроков давности может оформляется устно или письменно с занесением в протокол судебного заседания. Верховный Суд обращает внимание судов апелляционной инстанции и высших инстанций на невозможность применения сроков давности. Исключение допускается в случаях пересмотра дела по правилам производства в суде первой инстанции.

Адвокатам также стоит обратить внимание на данное правило, поскольку оно существенного ограничивает возможности защиты в процессе пересмотра решения.

Пункт 11 Постановления Пленума № 43 применила 24 ноября 2015 года Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы. Коллегия отказала в рассмотрении заявления ответчика о пропуске сроков исковой давности по делу № 33 – 4679/2015.

Для адвоката наибольший интерес представляет п. 15 Постановления Пленума № 43, который хоть и не добавляет ничего нового в пункт 2 статьи 199 ГК РФ, но является наиболее частым основанием для отказа в иске. Одного лишь пропуска срока давности достаточно для отказа в удовлетворении иска и суд, применяя сроки давности, вправе не исследовать дополнительные обстоятельства.

Так, Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда 24 ноября 2015 года отменила решение суда первой инстанции отказав в иске о взыскании задолженности по мотивам применения сроков давности, которые сочла возможными применить в связи с существенным нарушения судебного процесса судом первой инстанции.

Первая инстанция так же достаточно регулярно применяет положения статьи 199 ГК РФ, например, Питкярантский городской суд Республики Карелия по делу 2-659/2015 отказал в иске, применив сроки давности к правоотношениям по договору займа.

Немалый интерес вызывает статья 203 ГК РФ, которую разъяснил Верховный суд пунктом 20 Постановления 43. Обстоятельства прерывания сроков давности могут быть использовано защитой в условиях, когда начало течения сроков давности может быть доказано ответчиком и срок давности по правоотношениям истек.

Верховный Суд разъяснил особенности расчета срока исковой давности

17 октября Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-12584 по спору о взыскании с ОАО «РЖД» его контрагентом убытков в связи с ненадлежащим ремонтом грузовых вагонов.

Обстоятельства дела

В июле 2015 г. ООО «РегионТрансСервис» (заказчик) и ОАО «РЖД» (подрядчик) заключили договор по ремонту грузовых вагонов. По условиям договора подрядчик нес ответственность за ненадлежащее исполнение своих обязательств. Он также предоставлял гарантию на ремонтные работы со дня заполнения формы ВУ-36М.

Необходимость составления акта по форме ВУ-41М при расследовании причин отцепки отремонтированного грузового вагона по причине технологической неисправности устанавливалась п. 3.18 договора. Пунктом 7.2 договора стороны предусмотрели претензионный порядок урегулирования споров.

Срок рассмотрения такого документа составлял 30 календарных дней с даты его получения.

В мае 2017 г. подрядчик (ВЧДэ Кавказская АО «ВРК-2») выполнил текущий ремонт колесной пары грузового вагона заказчика.

Через четыре дня после этого был выявлен дефект отремонтированной колесной пары, поэтому грузовой вагон отцепили для повторного ремонта.

Ремонтные работы проводились подразделением другого контрагента заказчика, с которым последнего связывал ранее заключенный договор на ремонт грузовых вагонов.

Впоследствии комиссия (с участием представителя подрядчика) провела расследование причин отцепки грузового вагона. По итогам проверки были составлены акт-рекламация по форме ВУ-41М, акт выполненных работ по устранению недостатков.

Исполнителю также были направлены уведомление о произведенном ремонте грузового вагона (форма ВУ-36М) и дефектная ведомость (форма ВУ-22). Согласно акту-рекламации неисправность грузового вагона возникла вследствие некачественного выполнения ВЧДэ Кавказская АО «ВРК-2» работ по плановому ремонту.

Стоимость устранения недостатков превысила 18 тыс. руб. Эта сумма была полностью оплачена заказчиком, который направил исполнителю претензию 26 февраля 2018 г.

Суд не сразу принял иск к производству, а потом отказал в его удовлетворении, сославшись на сроки давности

В связи с отказом «РЖД» удовлетворить претензию (письмо от 15 мая 2018 г.) 7 июня того же года «РегионТрансСервис» обратился в суд, направив иск через систему «Мой арбитр».

Читайте также:  Нужно ли менять загранпаспорт при смене фамилии после замужества в 2019 году?

Сначала арбитражный суд оставил иск без движения, поскольку к нему не были приложены документы, подтверждающие направление его ответчику, а также уплату госпошлины.

Впоследствии суд все-таки принял иск, который 30 августа был оставлен без рассмотрения в связи с непредставлением подлинного иска и надлежащих копий приложенных к нему документов, а также оригинала платежного поручения об уплате госпошлины.

31 августа 2018 г. истец в очередной раз предъявил в суд иск к «РЖД» о взыскании убытков, который был принят судом для рассмотрения в порядке упрощенного производства.

В итоге арбитражный суд отказал истцу в удовлетворении его требований в связи с пропуском им срока исковой давности. «Так, неисправность обнаружена 27 мая 2017 г., таким образом, поскольку исковое заявление подано в суд 31 августа 2018 г.

, то есть за пределами срока исковой давности, заявленные в настоящем деле исковые требования удовлетворению не подлежат», – отметил суд.

В дальнейшем апелляция оставила решение первой инстанции в силе. При этом апелляционный суд сослался на ненадлежащее исполнение истцом своих процессуальных обязанностей, послужившее основанием для возврата первоначального искового заявления.

«Таким образом, фактически истец использовал правовые механизмы, закрепленные в п. 7 ч. 1 ст. 148 и ст.

204 АПК РФ для искусственного увеличения срока для обращения с иском в суд, то есть злоупотреблял своими процессуальными правами», – отметил суд

ВС пояснил, какой документ определяет причины возникновения дефектов ремонтных работ вагонов

Впоследствии истец направил кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, ссылаясь на неверное толкование двумя инстанциями сроков исковой давности.

Опубликован второй Обзор судебной практики ВС РФ за 2018 г.Большая часть документа посвящена вопросам, возникающим в экономической сфере

Изучив материалы дела № А40-206612/2018, высшая судебная инстанция напомнила, что срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством выполненной по договору подряда работы, является специальным по отношению к ст. 200 ГК РФ и составляет один год.

Если же подрядным договором установлен гарантийный срок и заявление по поводу недостатков результата работы подано в его пределах, течение срока исковой давности начинается со дня подачи заявления о недостатках (Обзоры судебной практики ВС РФ № 2 за 2016 г. и № 2 за 2018 г.

, о котором ранее писала «АГ»).

«Практика взаимоотношений сторон при расследовании причин отцепки грузового вагона и ведении рекламационной работы описана в соответствующем Регламенте перевозчика, из которого следует, что между участниками отношений в сфере железнодорожного транспорта существует четкая схема взаимодействия.

В процесс отслеживания работоспособности железнодорожных вагонов и выхода их из строя в пути следования вовлечены все заинтересованные в этом лица: собственник вагона; лицо, производившее деповской ремонт; поставщик определенной части (узла, детали); завод-изготовитель вагона; соответствующие подразделения перевозчика, производящие отцепочный ремонт и осуществляющие рекламационную работу; организации, осуществляющие отцепочный ремонт. Расследование причин отцепок и составление акта-рекламации вагонным эксплуатационным депо осуществляются комиссионным составом. Эксплуатационное вагонное депо в суточный срок с момента отцепки вагона информирует владельца вагона, а также причастные вагоноремонтные организации о случае отцепки», – отмечено в определении Суда.

Как подчеркнул ВС, итоговым документом, определяющим причины возникновения дефектов, а также предприятие, виновное в возникновении данных дефектов, является акт-рекламация формы ВУ-41М. Исходя из материалов дела, такой акт был составлен, и ответчик уведомлялся о произведенном ремонте по форме ВУ-36М.

«В рассматриваемом случае факт ненадлежащего выполнения работ по договору был выявлен в процессе перевозки. В акте-рекламации отражено, что неисправность вагона возникла вследствие некачественных работ по плановому ремонту, виновным в неисправностях признано подразделение общества «РЖД».

Исходя из системного толкования норм, регулирующих процесс отправки вагонов в отцепочный ремонт, и специфики взаимоотношений сторон, в качестве заявления о недостатках, применительно к правилам ст. 725 ГК РФ, с момента совершения которого следует исчислять годичный срок исковой давности, следует рассматривать составление акта-рекламации формы ВУ-41М.

Акт-рекламация в настоящем случае был составлен 8 июня 2017 г. и, следовательно, годичный срок исковой давности истекал 8 июня 2018 г.», – указал Суд.

Суд также разъяснил течение срока исковой давности и отправил дело на новое рассмотрение

Отметив, что истец обратился в суд 7 июня 2018 г.

, высшая судебная инстанция пояснила, что течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом, в том числе к обязательному претензионному порядку (п. 3 ст. 202 ГК РФ, п.

16 Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. № 43). В этих случаях течение исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения этой процедуры, а при отсутствии такого срока – на 6 месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

В рамках рассматриваемого дела ответчик получил претензию от своего контрагента 20 апреля 2018 г. Установленный договором срок ответа на претензию составлял 30 календарных дней с даты ее получения. «Ответ на претензию истца датирован 15 мая и получен истцом 24 мая.

Следовательно, в период проведения процедуры досудебного урегулирования спора течение исковой давности по настоящему требованию приостановилось, и указанный период времени не должен засчитываться в срок исковой давности по делу.

При изложенных обстоятельствах истец, прибегнув к несудебной процедуре урегулирования спора и затем обратившись в суд с иском 7 июня 2018 г., срок давности не пропустил. В силу п. 1 ст.

204 ГК РФ срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права», – отмечено в определении.

Срок исковой давности, как подчеркнул Верховный Суд, не течет с момента обращения за судебной защитой, если такое заявление было принято к производству.

При оставлении судом иска без рассмотрения течение срока исковой давности, начавшееся до предъявления иска, продолжается в общем порядке, если иное не вытекает из оснований, по которым осуществление судебной защиты права прекращено (п. 2 ст. 204 ГК РФ).

Как пояснил Суд, иск, который в связи с устранением обстоятельств, послуживших основанием для оставления его без движения, считается поданным в дату первоначального поступления, был принят судом к производству. Следовательно, с даты поступления иска в суд и до вынесения судом определения от 30 августа 2018 г.

об оставлении иска без рассмотрения срок исковой давности не тек, но продолжался уже после указанной даты. «Вместе с тем 31 августа 2018 г. истец повторно направил в суд исковое заявление, которое принято судом к рассмотрению.

При изложенных обстоятельствах выводы судов относительно пропуска истцом срока исковой давности нельзя признать обоснованными», – отметил Суд.

В связи с этим Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Эксперты «АГ» неоднозначно оценили выводы Суда

Руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Виктор Спесивов считает, что Верховный Суд при рассмотрении настоящего спора очень глубоко погрузился в процессуальные тонкости.

«Очевидно, что судебная коллегия ВС РФ выбрала это дело как знаковое для демонстрации всем нижестоящим судам, как нужно работать со сроком исковой давности.

Верховный Суд справедливо обратил внимание на то, что при приостановлении срока исковой давности, если до его окончания оставалось менее 6 месяцев (допустим, полмесяца, как в рассматриваемом деле), при возобновлении срок исковой давности удлиняется до 6 месяцев.

Именно об этом забыли суды нижестоящих инстанций. Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основанием приостановления течения срока исковой давности, течение ее срока продолжается», – отметил он.

По словам эксперта, остающаяся часть срока исковой давности, если она составляет менее 6 месяцев, удлиняется до 6 месяцев, а если срок исковой давности равен 6 месяцам (или менее его) – до срока исковой давности.

«Хочется надеяться, что вынесенное определение станет часто цитируемым судами нижестоящих инстанций при разрешении споров о пропуске и приостановлении срока исковой давности в будущем», – резюмировал Виктор Спесивов.

В то же время адвокат АП г.

Москвы Алина Емельянова считает, что определение нельзя назвать революционным, поскольку позиция по вопросу о приостановлении срока исковой давности на период соблюдения претензионного порядка урегулирования спора ранее уже высказывалась высшей судебной инстанцией (Определение ВС РФ № 301-ЭС16-537 от 6 июня 2016 г.). «Это же касается и «нетечения» срока исковой давности на период осуществления судебной защиты нарушенного права (см., например, Определение ВС РФ от 15 апреля 2014 г. № 9-КГ13-14)», – добавила эксперт.

По словам адвоката, в рассматриваемом деле вторая инстанция усмотрела в действиях истца злоупотребление процессуальными правами. «Апелляционный суд расширительно истолковал положения п.

17 Постановления Пленума ВС РФ № 43 и посчитал, что правила п. 1 ст.

204 ГК РФ в рассматриваемом случае не применяются так же, как если бы они не применялись при отказе в принятии заявления или его возврате», – отметила Алина Емельянова.

Эксперт полагает, что ВС, ограничившись формальным напоминанием судам правил истечения сроков исковой давности, обошел вниманием наиболее интересный вопрос о возможности расширительного толкования положений п.

17 Постановления Пленума ВС РФ № 43 при установлении признаков злоупотребления заявителем процессуальными правами.

«Таким образом, определение Суда может способствовать недобросовестному поведению заявителей, направленному на искусственное увеличение срока исковой давности», – подытожила адвокат.

Ссылка на основную публикацию