Коренные народы Камчатки заявили своё право на 20% от общего ОДУ

Коренные народы Камчатки заявили своё право на 20% от общего ОДУ

        В современных условиях, когда Арктика превратилась в арену жесткой геополитической борьбы, проблема коренных малочисленных народов Севера становится особенно актуальной. К сожалению, несмотря на принятые международные нормативно-правовые документы, федеральные законы и программы, защищающие интересы и права этих народов, порой их культура рассматривается как не имеющая особого значения для современности, а сами они – как помеха для индустриального развития территорий. 

Как-то в начале 1980-х гг.

на одной из представительных конференций в новосибирском Академгородке, посвященной перспективам развития Сибири, я задал докладчику – известному экономисту – вопрос о том, каким образом учитываются в разрабатываемых перспективных программах интересы коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока (далее – народов Севера). Он честно ответил, что их интересы никак не учитываются, поскольку они, в силу своей малочисленности, абсолютно не значимы с экономической точки зрения – как трудовой ресурс, как рабочая сила для тогдашних грандиозных планов развития Сибири. И это при том, что большинство районов индустриального освоения непосредственно затрагивали (и продолжают затрагивать до сих пор) территории традиционного расселения и жизнедеятельности народов Севера, оказывая существенное, порой разрушительное, воздействие на все стороны их жизни.  

Сохранение и развитие коренных народов как глобальная проблема.

В последние десятилетия наблюдается стабильный рост интереса мировой общественности к положению коренных народов, в том числе и малочисленных народов Севера. Решение глобальных проблем современности оказалось невозможно без учета их своеобразной культуры и опыта исторического развития.

В то же время мировое сообщество в лице Организации объединенных наций признает наличие исторической несправедливости в отношении многих коренных народов, проявляющейся в их колонизации, лишении земель, территорий и ресурсов, «что препятствует осуществлению ими, в частности, своего права на развитие в соответствии с их потребностями и интересами» [1].

Развитие коренных народов в разных регионах планеты превратилось в глобальную проблему.

Фундаментальность ее состоит в том, что давление доминирующей культуры индустриального и постиндустриального общества оставляет все меньше возможностей для сохранения их традиционного образа жизни, материальных основ этнической культуры и самих народов как своеобразных этнических общностей.

Этому во многом способствовала существовавшая до конца 1980-х годов в международном праве ориентация на языковую и культурную ассимиляцию коренных народов, которая воплощалась в государственной политике.

В конце 1980-х годов была осознана необходимость выделения специальных прав коренных народов и на международном уровне приняты важнейшие правовые документы.

Наиболее значимые из них – Конвенция Международной организации труда №169 «О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах» (1989 г.) [2] и Декларация ООН о правах коренных народов (2007 г.

), работа над которой длилась более 20 лет. С 2005 г. ООН провозгласила второе десятилетие коренных народов мира.

Отметим Всеобщую декларацию ЮНЕСКО о культурном разнообразии (2001 г.) и «Конвенцию по вопросам охраны нематериального культурного наследия» (2003 г.) – дополнение к принятой в 1972 г.

«Конвенции ЮНЕСКО по вопросам охраны мирового культурного и природного наследия».

Разработчики исходят из убеждения, что «все народы вносят вклад в многообразие и богатство цивилизаций и культур, которые составляют общее наследие человечества» [3].

Принятие этих и других нормативно-правовых актов существенно повысило статус коренных народов, возведя проблему их сохранения и развития в ранг задачи общемирового значения.

В них подтвержден широкий спектр прав аборигенных народов, в том числе на ресурсы и территории исконного проживания, а также другие важные для них полномочия. По мнению В.А.

Кряжкова, только через обладание и реализацию особых прав малых народов, политику протекционизма и обеспечение определенных преимуществ можно добиться их реального равенства с другими народами и тем самым обеспечить социальную справедливость [4].

Как представляется, принятие указанных международных документов стало возможным благодаря широкому распространению представлений, исходящих из признания ценности и необходимости сохранения разных культур.

Другим важным обстоятельством выступила активная борьба самих аборигенов против глобального давления доминирующего общества в защиту ценностей традиционной культуры, за официальное признание соответствующих коллективных прав.

Это свидетельствует о становлении коренных народов в качестве самостоятельных субъектов межкультурных взаимодействий, осознающих свои интересы и проявляющих готовность и способность их отстоять.

«Подводные камни» взаимопонимания 

Чукча хочет «Порше» — Государство не знает, что делать с коренными народами Севера, а сами народы хотят больше денег

Советская власть хорошо потратилась, чтобы перевести оленеводов на оседлый образ жизни и дать их детям приличное образование.

Сегодня государство фактически спонсирует возвращение аборигенов в тундру. Благодаря льготам, субсидиям и помощи крупных компаний список малочисленных народов увеличился в полтора раза.

Они действительно хотят жить в позапрошлом веке или всё это спектакль ради денег?

Это не шутка: список коренных малочисленных народов России становится всё больше, растёт и суммарная численность аборигенов. Между переписями населения 1989 и 2002 годов население страны уменьшилось на 16%, однако представителей аборигенных народов стало больше на 17%.

И дело тут вовсе не в хорошей демографии: смертность за это время не уменьшилась, продолжительность жизни осталась такой же, а рождаемость заметно не возросла. Откуда рост? Всё очень просто: вырос уровень самосознания этих народов.

Если раньше многие из них записывались русскими или представителями крупных этносов национальных республик (например, в Якутии – якутами или коми), то в 1990–2000-х стало модным вспоминать о своих корнях.

Причиной усердного национального строительства стало то, что осознание себя самостоятельной этнической общностью – одно из трёх условий попадания в список коренного малочисленного народа.

Вдобавок к этому численность его представителей не должна превышать 50 тыс. человек (те же якуты, которых, по данным последней переписи, насчитывается больше 400 тыс. человек, не имеют такого статуса).

В-третьих, для получения государственной поддержки аборигены должны сохранять традиционный образ жизни, хозяйствования и промыслов.

По состоянию на 1989 год таких народов у нас было всего 26, теперь их 46! Так, в Ленинградской области вернулись к жизни ижорцы, а на Алтае заявили о себе сразу несколько национальностей.

Советские этнографы знали, что алтайцы сформировались из нескольких племён, но рассматривали их как единую общность, а потому народ не входил в список малочисленных.

В начале 1990-х о своей самостоятельности на Алтае объявили челканцы, тубалары, кумадинцы и теленгиты. Сегодня все они входят в список тех, кто нуждается в поддержке.

Пример оказался заразительным.

На берегах реки Уссури в Приморском крае заявила о себе ещё одна народность – тазы (та-дзы, да-цзы), которая образовалась относительно недавно, в конце XVIII – первой половине XIX века, в результате смешения нанайцев и удэгейцев с маньчжурами и китайцами. Согласно переписи 2002 года, в России проживали 276 тазы. Лишь пятеро из них говорили на родном наречии, которое специалисты считают диалектом севернокитайского языка, остальные в повсе-

дневной жизни использовали русский. Тем не менее тазы объявили о намерении возродить культуру и обычаи предков, чего было достаточно для получения особого статуса. И правда, чем они хуже чукчей, эвенов, энцев и ненцев?

Коренные народы Камчатки заявили своё право на 20% от общего ОДУ

Государственная помощь ориентирована на поддержку традиционного быта коренных народов Севера фото: Анатолий Струнин/ИТАР-ТАСС

Плата за экзотику

Поддержание жизни на Севере стоит больших денег, и средства эти находятся. На неф-

тегазовом Ямале за шесть последних лет расходы на социальную сферу выросли почти в 2 раза. В 2017 году в расчёте на одного жителя ЯНАО они составили 147 тыс. рублей – в 3,5 раза выше среднероссийского показателя.

Понятно, что это расходы не только на ненцев, хантов и селькупов, а на всё население региона. Но правда жизни такова: беременную женщину из кочевья доставят в роддом на вертолёте, а жительницы полиэтнических посёлков близ Салехарда не всегда могут рассчитывать на такую щедрость.

В 2018 году в бюджете региона предусмотрено 113 млн рублей на поддержание быта коренных народов.

В ЯНАО утверждён «стандарт материальной обеспеченности» кочевников: правительство компенсирует их расходы на топливо, покупает им материалы для возведения чумов, мини-электростанции, печи, медицинские и ветеринарные аптечки и даже средства спутниковой связи.

В Ненецком автономном округе (расположен в Архангельской области, не путать с ЯНАО) оленеводам и их жёнам выплачивают ежемесячные социальные пособия. Отдельно выплачиваются компенсации за отсутствие детских садов в размере 6 тыс.

рублей на каждого ребёнка в возрасте от 1,5 до 8 лет. Аборигенам бесплатно выдают средства гигиены для новорождённых и продают дрова по льготной цене.

Всё это, конечно, надо приветствовать, но на фоне снегоходов, спутниковой связи и пособий разговоры о самобытности не могут не вызывать улыбку.

Впрочем, миллионы рублей на раздачу аптечек и ГСМ – это лишь вспомогательное направление поддержки кочевников.

Главное условие их существования в тундре и тайге – ведение традиционного хозяйства – настоящая чёрная дыра для денег.

Именно это стало ключевым пунктом национальной государственной политики в отношении малочисленных коренных народов Севера. Всего в 2017–2025 годах правительство планирует выделить на эту программу 1,3 млрд рублей.

Принято считать, что оленеводы нуждаются в поддержке из-за того, что нефтяные компании построили в тундре свои трубопроводы, это привело к сокращению пастбищ, а также изменило естественные пути миграции кочевников.

Сегодня все крупные нефте- и газодобывающие корпорации – «Роснефть», «Газпром», «Сургутнефтегаз» и другие – выплачивают аборигенам компенсации за землю. Но ещё они оказывают адресную помощь конкретным посёлкам и кочевым семьям.

Например, «Норникель» взял шефство над 22 населёнными пунктами и 5 отдельными учреждениями Таймырского муниципального района, где живут и учатся представители народов Севера. На средства компании там строят жильё, школы и другие социальные объекты.

Металлурги поддерживают транспортное сообщение между отдалёнными посёлками по воздуху и воде, обеспечивают доставку туда товаров и продуктов.

Есть и другая сторона медали. Поскольку государственная помощь ориентирована именно на поддержку традиционного быта коренных народов Севера, оседлые ненцы, эвенки и долганы в отдалённых посёлках не могут рассчитывать на весь тот объём правительственной помощи, которую получают кочевники.

В качестве рационального объяснения этому предлагается идея о том, что традиционный быт северных народов был разрушен в результате индустриализации, а потому потери должны быть компенсированы.

Но неужели кто-то всерьёз думает, что без нефтепроводов традиционное хозяйство чукчей, эвенков и ненцев могло бы сегодня процветать? Вполне очевидно, что в конце второго десятилетия XXI века аборигены вряд ли нашли бы стабильный спрос на оленье мясо и шкуры.

Доказывать обратное – значит предположить, что в Европейской части России сегодня кто-то может содержать семью за счёт подсечно-огневого земледелия и плетения лаптей. Но этнический спектакль в районах Крайнего Севера позволяет главам многочисленных туземных родов и племён выбивать немалые деньги из государства и крупного бизнеса.

Аборигены призывают создать дополнительные механизмы поддержки, направляют официальные письма в органы власти Евросоюза и международные организации коренных народов Севера, откуда эти письма эхом возвращаются в Россию. И слишком часто получается, что деньги просят не на покупку снегоходов тем, у кого их нет, а на замену неплохих, но надоевших «Ямах» на более престижную технику «Бом-

Читайте также:  Как получить статус малоимущей семьи в 2019 году? какие документы нужны?

бардье». Известен случай, когда лидеры одной северной общины просили деньги на жизненно необходимый транспорт и купили два Porsche Cayenne, что уже никак не вяжется с традиционным образом жизни. Торговля самобытностью превратилась в выгодный бизнес, недаром число игроков за четверть века почти удвоилось.

Оставить детей в тундре

За хорошие автомобили и снегоходы аборигены платят отсутствием перспектив у будущих поколений.

Не секрет, что дети кочевников, которые учились в городских и поселковых школах с проживанием, нечасто горят желанием вернуться к разведению скота в условиях вечной мерзлоты.

По этой причине всё меньше семей соглашаются дать детям полное среднее образование и, как ни странно, получают поддержку местных политиков.

Пока министр просвещения Ольга Васильева рассуждает о едином для всей страны стандарте среднего образования, в умах ряда депутатов и общественников идут противоположные процессы. В России может быть принят федеральный закон «О кочевой школе», который официально разрешит учить детей в бараках с печками-буржуйками.

Не имея формального статуса, такие школы уже работают в Заполярье, что ярче всего указывает на отсутствие продуманной государственной политики в отношении малочисленных народов. В начале 1990-х оленеводов и охотников предоставили самим себе. Теперь им дают деньги, но лишают шансов на нормальную жизнь в XXI веке.

Первые кочевые школы появились в нескольких районах Якутии почти сразу после распада СССР. Это было непростое время для Севера. Поддержка государства, к которой привыкли оленеводы и охотники, прекратилась. Хозяйства пришли в упадок, местные политики заговорили о необходимости возврата к традиционному быту.

Кочевая школа должна была научить ребёнка чтению и письму без отрыва от семьи, которая гонит оленей по тундре. В конце 2000-х, когда такой практикой заинтересовались теоретики из ЮНЕСКО, в Якутии приняли местный закон «О кочевой школе», который не просто увязать с федеральным законодательством об образовании.

В лучшем случае такая школа располагается в разборном модульном здании площадью около 30 квадратных метров. Электричество – от генератора с ограниченным запасом топлива. Интернет – по случаю. Спортзал и столовая отсутствуют.

Библиотеки, разумеется, тоже нет – ну кто будет возить за стадом оленей грузовик с книгами? Нехватка учителей для таких школ – отдельная проблема.

Педагогов сейчас трудно заманить в северные посёлки даже при помощи миллионных субсидий и квартир, не говоря уже о том, чтобы они делили быт с кочевниками на голой земле.

В итоге, как ни крути, нормальный учебный процесс в тундре организовать невозможно – можно сделать только подобие «красного чума», при помощи которого большевики ликвидировали неграмотность среди бывших инородцев.

Вместе с «красными чумами» для взрослых существовали передвижные школы для детей, но уже в 1920-х они воспринимались как временная и вынужденная мера.

С 1950-х ребят из кочевых семей стали принудительно забирать для обучения в школах-интернатах.

Политика эта была болезненной для аборигенов. Жители Севера помнят грустные истории о том, как чиновники забирали детей на вертолётах, и нередко делали это вместе с милицией.

Однако с тех пор через систему интернатов прошло уже несколько поколений кочевников, и эта практика стала восприниматься нормальной. Понятно, что научиться читать-писать ребята могут и в чуме, но продолжить образование в городе им будет сложно.

В результате их перспективы ограничатся оленеводством и неквалифицированным трудом. Да, они останутся в родных местах, но можно ли считать это осознанным выбором?

Вряд ли те, кто осваивает деньги на поддержку малочисленных народов Севера, задаются таким вопросом.

Именно поэтому федеральному правительству следует выработать внятную стратегию развития северных народностей, которая не может быть основана на одном только возрождении средневекового быта.

Неужели мы всерьёз хотим поддерживать традицию хоронить умерших в гробах, подвешенных на деревьях, или обычай предоставлять жену хозяина дома в пользование гостям? Если коренные народы Севера не будут целенаправленно загонять в каменный век, они самостоятельно смогут выбрать пути для поддержки и развития самобытности в XXI веке. Местные власти и законодатели сегодня не обладают нужными для этого ориентирами, а потому стимулируют иждивенчество коренных народов, вместо того чтобы, например, помогать им с развитием этнотуризма.

СПРАВКА

Какие коренные народы проживают на территории России. Малочисленные народы Сибири и Дальнего Востока. Права малочисленных народов, язык и религия

Территория России является самой большой в мире, поэтому в нашей стране так много народностей, заселивших ее необъятные просторы. Каждый этнос имеет свою самобытную культуру. язык, традиции и обычаи.

Кто является коренным народом России

У России самая большая территория, если сравнивать ее с другими странами мира. Соответственно, можно предположить, что народностей в ней проживает очень много и страна является многонациональной. Но, следует отметить, что самый многочисленный народ, населяющий нашу страну, это русские (порядка 80-ти процентов).

После распада Советского Союза, этнический состав несколько изменился, но, не смотря на это, многочисленные диаспоры продолжают проживать на территории России. В 2010 году проводилась перепись населения, в соответствии с которой, после русских, второй по численности народ РФ, это татары, а третий – украинцы. Было выявлено всего народов – 190, а этнических групп – 36.

Славянская группа народов наиболее многочисленная.

В советских паспортах указывалась национальность гражданина СССР, чего не скажешь о современных российских паспортах. Чтобы определить к какой национальности относится житель России, существуют следующие признаки: 

  • тесная связь с землями и с их природными ресурсами, где проживали его предки;
  • знание родного языка, который, зачастую, отличается от официального государственного;
  • в повседневной жизни сохраняются традиции и обычаи нации;
  • идентификация себя со своим народом.

Каждый народ, если он знает свои корни, причисляют себя к тому или иному этносу, чтит традиции предков, соблюдает культурные обычаи, пользуются на равных условиях всеми правами, согласно законодательству страны.

Какие коренные народы живут на территории России

Самым многочисленным народом России являются русские, их численность  составляет чуть более 111 000 000 чел. Это почти 80% от всего населения страны.

Но, после присоединения Крымского полуострова, их количество увеличилось и составило более 112 000 000 чел.

Далее: татары (4%), украинцы (1,35%), башкиры (1,1;), чеченцы и чуваши (1 %),  армяне (0,8 %), аварцы (0,6 %), мордва (0, 5 %), казахи (0,45 %), азербайджанцы (0,42 %).

более 500 000 человек:

менее 500 000 человек:

  • менее 15 000 человек:
  • малые народы, численность которых не превышает 2000 человек:
  • другие народности:

Коренной народ определение

К коренному народу относятся этносы, исторической Родиной которых, является та территория, на которой они проживают и не имеют другого государственного образования. Если же у народа есть историческая Родина за пределами страны, на которой он проживает и его Родина имеет статус независимого государства, в этом случае он считается национальном меньшинством.

Какие коренные европейские народы России

Это народы, которые относятся к европейским и населяют европейскую часть нашей страны, имеют общую духовную культуру, единую религию, однородную антропологию. Многие из них мигрировали по разным причинам, но, не смотря на это, смогли сохранить единый европейский менталитет.

К коренным народам европейской части России относятся те, которые исторически сформировались на Западе Евразии – на территориях между Карелией и Северным Поморьем до Каспийского и Черного моря , даже если, впоследствии расселились по другим регионам.

Следует сказать, что и в наше время продолжаются исследования народов, зародившихся в Европейской части материка, их численность и состав постоянно меняются.

Самым распространенным народом являются русские, но и они не однородны, специалисты-этнографы отмечают следующие народности в их составе:

  • Проживающие в Новгородской, Архангельской, Ивановской, Вологодской и Костромской областях. Кроме этого, славяне расселились в Тверской области и в Карелии. Характерной общей чертой является говор (акающий) и цвет кожи (светлый). Их относят к северным славянским этносам.
  • К южным русским народам относят славян в Рязанской, Калужской, Орловской, Пензенской, Воронежской областях, им свойственно окать.

Сформировали свою культуру и имеют свой язык народы, проживающие между Окой и Волгой, перечислим их: водь, казаки донские и кубанские, мещеряки, саяны, камчадалы, поморы полехи, мокша.

Коренные народы севера России

Север нашей страны многие столетия населяли разные народности, объединенные в общины и роды, которые вели общее хозяйство, разговаривали каждый на своем языке, имели собственные традиции и обычаи.

Обширные просторы позволили этносам жить обособленно друг от друга. Некоторые из них прирастали новыми территориями и активно развивались.

Менее многочисленные поселения поглощались более сильными общинами, теряли свой язык и культуру и в конце концов, исчезали.

Следует отметить, что в одну группу стали относить народы Севера только с приходом Советской власти.

Группа объединяет жителей Сибири и Дальнего Востока, многие из которых смогли сохранить свою культуру, идущую с древних времен.

Первым и древнейшим народом, заселившим просторы севера являются самодийцы, считается, что от них пошли другие народности, которые распространились впоследствии по Сибири и Дальнему Востоку.

На Севере выделяют следующие этносы: карелы, якуты, ненцы, манси, долганы, чукчи, чуванцы, ханты, якуты, эвены, эвенки, кеты, коми.

Коренные малочисленные народы Сибири перечень

На территориях Сибири, имеющих суровый климат расположились крупные области, всего – 14 регионов, а в процентном соотношении Сибирский федеральный округ занимает 30%. Всего здесь проживают порядка 20 миллионов человек, которые состоят из:

  • Пришлых народов, которые начали заселять эти земли в 16 веке, к ним относятся русские, татары, украинцы, белорусы и др.
  • Коренные народы, из них самые многочисленные, это якуты, буряты, хакасы, тувинцы. Хотя они и считаются коренными, но их соотношение к пришлым составляет 1 к 5. Настоящих жителей, имеющих в Сибири свои исторические корни, осталось очень мало.

Коренное население зарегистрировано в следующих этнических группах:

  • энцы, эвенки, шорцы, чулымцы, челканцы, ханты, тувинцы (тоджинцы), тубалары, тофалары, телеуты, алтайцы, теленгиты, сойоты, сибирские татары, селькупы, ненцы, нганасаны, манты, манси, кумандинцы, кеты, алтайцы.

Коренные народы Дальнего Востока России

Коренные народы, проживающие сегодня на Дальнем Востоке, довольно малочисленны, многие их представители находятся на грани вымирания. Есть и такие, которые давно исчезли.

Отличаются этносы этих земель особой культурой, которая обусловлена суровыми условиями жизни. Их внешность относится к монголоидной расе северных территорий, отличить их друг от друга достаточно проблематично.

Отметим, что многие из этносов ДВ не имеют территориальных автономных образований.

В Дальневосточный край входят Хабаровская и Магаданская области, Чукотский округ, Якутия и Еврейская автономная область. В Приморье – Камчатский край, Сахалин, Приморский край, регионы, имеющие прямой выход к морям.

Список народов Дальнего Востока: 

  • алеуты (унганы), кереки, долганы,, негидальцы, коряки, нанайцы (гольды), юкагиры (одулы), ительмены (камчадалы), нивхи, ороки, тазы, орочи, ульчи, чукчи, чуванцы (этели), эвены (тунгусы-ламуты), эскимосы (инуиты), юкагиры (одулы).
Читайте также:  Условия молодежной программы "Молодая семья" в Республике Башкорстан в 2021 году: документы, очередь в Башкирии на жилище

Единый перечень малочисленных народов

Данный перечень утвержден на уровне государства, чтобы в нем состоять, численность народа должна быть не более 50 тысяч.

Данный список не постоянен и меняется в зависимости от вымирания представителей народа либо, наоборот, дополняется новыми, которые ранее были неизвестны. Последние изменения были внесены в 2015 году.

Самые малочисленные народы России: юги, урумы

Среди малочисленных народов, есть представители двух этносов, которых почти не осталось. Это юги и урумы. Согласно последней переписи 2010 года к ним себя отнесли по одному человеку.

Исторической Родиной югов является территория, расположенная в окрестностях Енисея, в среднем течении, это Туруханский район Красноярского края.

Следует отметить, что юги ранее не заявляли себя, как отдельный народ, вплоть до 2002 года (в этом году их насчитывалось не более 19 человек), а относились к кетам.

Обе народности определены в Енисейскую группу, к которой кроме них, так же, относились и другие народности, полностью исчезнувшие в начале ХIХ века. Это – асаны, котты, арины, пумпоколы.

Урумы считаются выходцами из Турции, которые поселились на Крымском полуострове еще в VIII веке до нашей эры и проживали вместе с крымскими татарами.

Само название народности означает “римский”, но в последствии их стали называть греками. После Крымской войны (1778 год) урумов насильно переселяли как представителей христианского мира, в Азовскую губернию.

В 2002 году этот этнос насчитывал 54 представителя, а в 2010 только 1.

Права коренных малочисленных народов России

Следует сказать, что проблемой малочисленных народов занимаются во всем мире. Согласно резолюции Генеральной Ассамблеи ООН (1993 г.) , представителям малых этносов, необходимо уделять большое внимание.

Это связано с многочисленными проблемами: экономическими, социальными, этнографическими, культурными. Особенно остро они встали в России из-за перемен в стране на протяжении всего 20-го века – революция, период репрессий, войны.

Таким образом, в Конституции нашей страны был провозглашены гарантии прав и свобод коренным малым народам. Об этом можно прочитать в статьях 20, 28 и 72.

Так же, существует закон федерального уровня – О гарантиях прав коренных народов России, принятый в 1999 г. В частности, статья 8 говорит о правах малочисленных народов.

Здесь нужно выделить следующий момент – малые этносы поддерживаются государством, дабы защитить их исторические земли, традиции и обычаи, хозяйственную и промысловую деятельность.

В соответствии с этим, малые коренные народы получают право пользоваться землями, полезными ископаемыми, растительным и животным миром в тех местах, которые считаются их исторической Родиной. Все это предоставляется им государством совершенно безвозмездно. Кроме этого, выделим права:

  • контроль использования недр своих исконных земель;
  • следить за исполнением нормативных актов и законов РФ в отношении территорий, на которых они проживают;
  • строить и реконструировать хозяйственные, производственные и бытовые объекты;
  • получать от государства материальные довольствия и денежные средства для осуществления социального, экономического и культурного развития народа;
  • возможность участвовать в государственном и местном самоуправлении;
  • выдвигать своих представителей для делегирования прав во властные структуры;
  • право на возмещение убытков, причиненных природе на исконных территориях;
  • получать помощь от государства на реформирование социальных сфер.

Кроме этого, отметим, что малым коренным народом дается возможность проходить гражданскую службу вместо военной, создавать органы самоуправления, пользоваться защитой в судах. Следовательно, малочисленные народы РФ имеют ряд преимуществ и льгот, закрепленных на законодательном уровне.

Сохранение земель и ресурсов для будущих поколений малочисленных коренных народов России

У коренных народов существует взаимосвязь с окружающим миром и природными ресурсами исконных исторических земель, которая является основой их представления о мире, вероисповеданий, культуры, обычаев и традиций.  Для них места обитания являются духовным миром, а не товаром, который продается и покупается.

Исконные исторические земли не должны быть объектом для купли или продажи, их нельзя дарить, арендовать, наследовать. Такой подход позволит сохранить территории для последующих поколений.

Народы языки и религии России

Так как, Россия многонациональна, здесь присутствуют разные религиозные конфессии и хотя, РФ светское государство, верования народов играют значительную роль в их жизни. Характерной чертой малых этносов является сохранение религии предков, чего не скажешь о славянских народах, которые исповедуют разные виды богословия: христианство, ислам, буддизм, католицизм и др.

Самым распространенным языком является русский, который считается государственным, на нем разговаривают даже те народы, которые имеют свой родной язык.

Но, есть регионы со статусом национального титульного языка, т.е., государственного, к ним относятся, например, Калмыкия, Чечня, Башкортостан.

если же говорить о языковых группах, в России представлены: индоевропейская, финно-угорская, языки Северного Кавказа и монгольские.

P.S. Как видите, наша страна многонациональна, здесь проживают многие представители разных народов со своей культурой, традициями и обычаями, корни которых уходят в глубину веков.

Глава Камчатки поручил разработать региональный закон о коренных малочисленных народа

Владимир Солодов продолжает системную работу по решению проблем вверенного ему региона. Один из наиболее сложных блоков вопросов касается положения коренных малочисленных народов Севера, проживающих на полуострове. Для его решения используются все доступные инструменты, в том числе и региональное законодательство.

Последний раз оно менялось 20 лет назад. Поэтому поручение Владимира Солодова своему заместителю Ирине Унтиловой инициировать разработку законопроекта вполне логично. Немаловажно и то, что представители КМНС на Камчатке — крупная и авторитетная часть населения полуострова, чье мнение будет немало значить на предстоящих выборах.

Начальник отдела по работе с коренными малочисленными народами Севера Агентства по внутренней политике Камчатского края Элеонора Лысянская отметила, что для работы над законопроектом уже формируются экспертные группы. В ней также примет участие и президиум старейшин Совета представителей коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, проживающих в Камчатском крае.

«Работа будет строиться на базе Центра развития Камчатки, в том числе с использованием стратегических сессий, в ходе которых будут прорабатываться все аспекты готовящегося законопроекта. Мы также организуем широкое общественное обсуждение этого законопроекта. У нас мудрые люди, понимающие свой край и болеющие за его развитие.

Поэтому можно рассчитывать на то, что их предложения будут конкретными и максимально учитывающими все стороны современной жизни, и при этом направленными на сохранение традиционного образа жизни КМНС», — говорит Элеонора Лысянская.

Кроме того, она отметила, что уже есть неплохой задел из предложений и решений, предлагаемых людьми, которые сегодня можно использовать при подготовке нового закона.

Тему положения КМНС на Камчатке и его «политизацию», как один из способов заработать политический капитал, сегодня пытаются использовать конкуренты врио главы региона на предстоящих выборах.

Однако решение Владимира Солодова фактически выбивает у них из рук этот «козырь»: вместо пустой говорильни предстоит выработать четкие юридические формулировки, на которые смогут опираться камчадалы.

Для этого врио целенаправленно, с учетом разных мнений, ведет политику консолидации разных групп влияния в регионе, среди которых КМНС занимают значимое положение. Это выгодно отличает Владимира Солодова от конкурентов и позволяет ему в сжатые сроки добиваться конкретных результатов по значимым для жителей Камчатки вопросам

Саамы с правами

Конституционный суд России (КС) потребовал, чтобы власти обеспечили представителям коренных малочисленных народов возможность неограниченно охотиться.

Добыча дичи, разъяснил суд,— это способ национальной самоидентификации, а не только вопрос выживания, и значит, «свободно» ходить, к примеру, на медведя или лося имеют право даже те представители коренных народов, кто давно живет в больших городах.

Соответствующее постановление КС вынесено после жалобы жителя Мурманской области Андрея Данилова, саама по национальности, однако будет иметь значение для всех коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, поясняют юристы. Экологи тем временем опасаются «серьезной нагрузки» на природу, угрозы животному миру и опасности манипуляции со стороны городских охотников.

50-летний слесарь-электрик из Оленегорска (Мурманская область) Андрей Данилов в прошлом году пожаловался в КС на дискриминацию своего народа, коренных жителей Севера саамов (или саами).

Господин Данилов, который проживает в городе, работает на производстве железорудного концентрата, возглавляет при этом фонд саамского наследия и хочет вести традиционную для саамов охоту на куропаток и водоплавающую дичь, обучиться охоте на лося и медведя.

Для получения соответствующей отметки в охотничьем билете, которая позволяет представителям коренных народов свободно охотиться в местах их традиционного проживания, он обратился в минприроды Мурманской области. Господину Данилову там отказали, посчитав, что охота не является для него вопросом выживания.

Андрей Данилов оспорил отказ в суде, указал, что частично ведет традиционный образ жизни (строит национальные жилища, изготавливает сувениры и предметы саамов), но проиграл.

Тогда он пошел в КС и пожаловался на отдельные положения федеральных законов «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов» и «О гарантиях прав коренных малочисленных народов РФ». Господин Данилов подчеркивал: статьи противоречат Конституции (ст. 19, 55 и 69), разделяя малочисленные народы на «тундровиков» и «горожан», обеспечивая правом свободной охоты только первых.

Коренными малочисленными народами (КМН или КМНС, если речь идет о территории Севера) называют тех, кто обитал на своих землях до установления государственных границ.

Саамы — малочисленный финно-угорский народ; коренной народ Северной Европы, который скандинавы называли lappar, а русские — «лопари» или «лопляне» (отсюда название Лапландия, «земля лопарей», сейчас она поделена между Норвегией, Швецией, Финляндией и Россией). Андрей Данилов рассказал “Ъ”, что в РФ проживает 1599 саамов.

Его адвокат Владимир Цвиль указал, что коренных народов Севера в РФ «около 250–300 тыс. человек», проблема разрешения на охоту касается всех коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

КС согласился с саамом, отметив в своем постановлении (.pdf), что представители КМН, сохраняющие национальные обычаи, могут охотиться без ограничений в местах своего традиционного проживания.

Владимир Цвиль, пояснил, что речь не идет о безлимитной охоте на любых животных: «Лимиты на объемы добычи установлены государством». «Сейчас многие коренные жители охотятся, чтобы выживать, но считаются браконьерами»,— рассказал “Ъ” Андрей Данилов. Теперь его дело пересмотрит суд, а законодательство в связи с постановлением КС будет дополнено.

Порядок действительно «законодательно не урегулирован», сообщил “Ъ” первый замминистра природных ресурсов Мурманской области Сергей Носарев.

По его словам, одной из главных проблем является определение территории для охоты КМНС: «Установление территорий традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока не входит и в полномочия органов субъекта РФ, и такое полномочие не установлено законом об охоте».

КС обратил внимание, что у горожан-охотников могут быть иные цели, кроме добычи пропитания и следования национальным традициям, а потому рекомендовал регулировать отношения между ними и «тундровиками» с учетом мнения общин, коренных народов, пояснил “Ъ” заслуженный юрист России, соавтор законов о КМНС Владимир Кряжков: «Представители коренных народов должны сами регулировать, по каким правилам горожане будут вести традиционную охоту, чтобы не возникла конкуренция, вытеснение местных жителей».

Читайте также:  Социальная поддержка многодетных семей в 2019 году: программа господдержки

Господин Кряжков называет данное постановление КС «одним из лучших», указывая, что оно может стать «базисным» при рассмотрении дел, связанных с защитой прав коренных народов России.

На необходимость учитывать мнение общин ранее указывали юристы Института права и публичной политики, которые в апреле подготовили заключение amicus curiae и направили его председателю КС Валерию Зорькину.

В документе также подчеркивалась необходимость считаться с причинами, по которым человек когда-то покинул историческую родину.

Соавторы заключения напоминали также об одном из тезисов жалобы Андрея Данилова: важно «восстановление исторической справедливости», которая нередко нарушалась в силу принудительной ассимиляции представителей КМН в прошлом, пояснила “Ъ” юрист института Виолетта Фицнер.

«Случай Андрея Данилова только эпизод,— рассказал соавтор заключения, эксперт института Александр Осипов.— Нынешнее законодательство «не видит» большую часть КМН, не создает условий для возвращения к традиционному образу жизни представителям малых народов».

Опрошенные “Ъ” экологи опасаются последствий данного постановления. Директор программы по сохранению биоразнообразия «WWF России» Владимир Кревер считает, что подобные разрешения на охоту для представителей КМНС, которые давно прекратили вести традиционный образ жизни, «открывают огромные возможности для нарушений» и могут создать «серьезную нагрузку на природу и животных».

Президент Росохотрыболовсоюза Татьяна Арамилева рассказала, что «опасность есть и сейчас»: «Никто не контролирует истинное количество животных, которые добывают представители КМНС, это полностью выпадает из мониторинга и учета.

Логично давать такие льготы людям, для которых это основа жизнедеятельности, но, если ты живешь в городе, работаешь на официальной работе, сразу появляется какая-то неопределенность».

Мария Старикова, Елизавета Кукаева, Анна Васильева

В камчадалы я б пошел — аргументы недели

Суды Камчатки завалены исками об установлении национальности. Причем все стремятся стать именно представителями коренных малочисленных народов края: эвенами, коряками, ительменами или камчадалами. О том, кого записывают нынче в камчадалы, «НА» расспросил Дарью МОНИНУ, председателя Елизовского районного союза общин коренных малочисленных народов Севера «Суаачу-Ай».

Живущие на реке

– Название нашего союза переводится как «Авача», мы племя людей, живущих на этой реке. Мой русский дедушка был учителем, закончил Симбирский университет, отказался от своего имения и приехал на Камчатку в начале прошлого века разночинцем. Женился на женщине из рода камчадалов Ворошоловых, которые здесь были учителями, священнослужителями.

– Вы очень востребованный эксперт, занимаетесь в суде установлением национальности. Откуда у людей такой всплеск интереса к своей этнической принадлежности?

– После приполярной переписи, проведенной в 1926 году, у нас стали определять национальность по факту знания языка. Но уже тогда значительная часть жителей полуострова не владела родной разговорной речью – это было связано с хорошим уровнем образования у нас на Камчатке в начале XX века.

Благодаря губернатору Перфильеву здесь повсеместно открылись министерские школы, приехали учителя, которые из временщиков превратились в постоянных жителей. Приезжали сюда с семьями, получали хорошие квартиры и колоссальное по тем временам жалованье – 1200 рублей.

Василий Васильевич Перфильев губернаторствовал у нас всего три года…

– Да уж, если чиновник хороший, как много он может сделать за короткий срок!

– Очень много. И интернатную систему обучения тоже заложили при Перфильеве. Миссионерство здесь было очень сильным. И благодаря этому коренные народы очень хорошо знали русский язык.

А вот после революции для удобства госучета взяли и сократили целый ряд народностей. А камчадалов, которые говорили, например на ительменском, записали «ительменами».

Я как раз сейчас рассматриваю дело, в котором фигурирует одна семья: мать до революции записана «камчадалкой», а дети в 36-м и 37-м годах стали уже «ительменами».

– Они хотят восстановить справедливость и именоваться камчадалами?

– И имеют на это право. Но, после того как национальность «камчадалы» вернулась в официальный перечень народов, населяющих Российскую Федерацию, вдруг обнаружилось множество людей, желающих так называться.

Конечно, согласно статье 26 Конституции РФ, можно отнести себя к любому народу, но, для того чтобы пользоваться государственными преференциями, нужно все-таки предоставить свое генеалогическое древо, и только на его основании может быть присвоена национальность «камчадал».

– А до какого колена считаете?

– Четыре поколения должны быть определены. На Камчатке с сороковых годов XVIII века велись метрические книги. И они, слава богу, сохранились…

– А почему такой ажиотаж вокруг камчадальства?

– Раньше можно было спокойно ходить на речку, рыбачить. А сейчас для этого нужно иметь права, которыми у нас обладают только представители коренных народов.

Жить, как предки

– То есть для коренных жителей, в том числе и камчадалов, оставлена возможность натурального хозяйства?

– Люди просто вспомнили свои корни. И хотят жить так же, как и их предки. Например, как мой отец. Он всю жизнь жил на реке и брал от природы только то, что ему нужно было. Не перепродавал улов, не браконьерствовал. И я бы очень хотела, чтобы мой сын – его внук – это отношение к жизни перенял. Наши родители рачительно относились к природе.

Они любили и берегли ее. Для отца было огромной трагедией, если он вдруг видел на речке вспоротую рыбу. И мог даже целое расследование провести, чтобы найти того, кто, из города приехав, набрал икры и оставил после себя такое. Это считалось кощунством: если ты поймал рыбу, забери ее и съешь.

А в 90-е годы у нас тут такое безобразие творилось!

Понимаете, мы – коренные жители – знаем, что и сто, и двести лет назад на этой земле жили наши предки. Мы не уезжали зарабатывать деньги, например на стройке БАМа.

Поэтому люди, сохранившие природу для всяких промышленников, имеют право на какие-то льготы.

Некоторые думают, что если они сами себя определят камчадалами, то смогут свободно выходить на речку, пользоваться льготами, но не для того, чтобы поддерживать традиции.

– И многим отказываете?

– Из двадцати заявлений в суд доказывается одно. Но бывает и такое, что человек попал сюда лет сорок назад десятилетним ребенком. И он себя определил коряком, не имея никаких метрических подтверждений.

Судья согласился записать его «коряком», но объяснил, что никакими преференциями он пользоваться при этом не может.

Это все равно, что я возьму и запишу себя «эфиопом», но это же не говорит о том, что я в Африке имею право на какую-то землю.

Очень жаль, что сейчас у нас не работает институт уполномоченных. Каждый род коренных народов имел бы своего представителя, и это, мне кажется, было бы правильно. Допустим, тысяча человек моего клана доверят мне представлять их интересы…

Нас было больше

– Но таким образом мы вернемся к первобытно-родовому строю!

– Так и есть. И если бы мы туда не обратились, уникальная культура канула бы в небытие. Мы ее просто не смогли бы восстановить.

Наш союз общин был создан семь лет назад для того, чтобы нам было проще отстаивать свои права – ходить на рыбалку, на охоту, заниматься традиционными промыслами. В союз входит семь общин, 230 человек. Сначала нас было больше.

Но со временем остались только те, кто хочет действовать. Остальные ушли. Мы купили оборудование для шитья из кожи, шкур…

– Раньше же костяными иглами шили. Или вы до такой степени не хотите «возрождаться»?

– До такой степени мы не дошли и жилами уже не шьем. Но по крупицам собираем все, что от национального костюма осталось. Изучаем отличие ительменских, корякских, эвенских костюмов, орнаментов. И чем больше я в это погружаюсь, тем отчетливее понимаю, как мало знаю.

– А как быть с обвинениями в том, что в общины легко принимают пришлых людей? Например, активных выходцев с Кавказа – их пускают на реку, отдают им свои льготы. Я даже слышала такое выражение – «рыбу продают прямо в воде». Ведь нет дыма без огня?

– Это позорные факты. К сожалению, в законах есть лазейка, которая позволяет «провернуть» подобное. А виной тому низкий уровень жизни. После развала Союза у нас осталось колоссальное число безработных.

Много говорят о проблемах пенсионеров, и никто не задумывается о положении 30–50-летних, которые растят детей, отвечают за семьи. Люди просто хотят выжить и потому продают свои квоты, чтобы получить деньги.

Но это было раньше…

– Жители Центральной России, думаю, сейчас нас не очень понимают. Думают, как же так: жители Севера и образование вне конкурса могут получать, тогда как остальным за место еще побиться нужно. Вот вам уже квоты.

Что еще нужно? Получив образование, можете, как все, работать и получать зарплату. Но при этом имеете еще право и рыбачить, и охотиться.

И житель Центральной России скажет: «Наверное, я человек второго сорта по сравнению с этими коренными народами».

– Поверьте, этих случаев не так много. Ни я, ни мой сын, получая образование, никакими льготами не пользовались. К тому же нельзя забывать, что коренные народы на Камчатке – это всего лишь 50 тысяч человек. Семь основных народностей: эвены, коряки, камчадалы, ительмены, чукчи, удэгейцы, алеуты.

  • Генная закладка
  • – Подождите, если мы говорим о принципе крови и территории, то как же чукчи или алеуты могут претендовать на квоты на Камчатке?
  • – Их сюда после институтов по распределению отправили.
  • – Но русских и украинцев тоже сюда по распределению посылали!

– Поймите, коренные народы просто не могут жить без рыбы. Лично я, если три дня не поем рыбы, то у меня начинается психоз. Это уже генная закладка. Я знаю, что украинцам также плохо без сала…

– Но ученые уверяют, что это миф.

– А у нас реальность! И всегда были нормы, учитывающие эту особенность рациона. В советское время этому уделяли особое внимание. И никогда так остро не стоял вопрос, и рыба не была такой дорогой, как сейчас.

– К чему стремится ваш Союз общин?

– Надеемся, что будет развита туристическая индустрия. И у нас будет повод встречать гостей в национальной одежде.

– То есть кухлянки каждый день вы уже не носите? Но ведь национальная одежда не только красива, она еще и очень экологична. И много приятнее, чем та синтетическая кофта, в которой вы сейчас…

– Да, мы предпочитаем продукцию современной промышленности. Но ведь вот парадокс: наши родители традиционно жили, традиционно одевались и чуть было эти традиции не потеряли. А мы стараемся все по крупицам собрать и сберечь для наших детей и внуков.

Ссылка на основную публикацию